Последние комментарии

  • Алла Дубинина
    Один  древний  император  из  Китая  как  то заявил,  что  на этой  планете  все  съдобно, кроме лунного  света  и ег...Тануки — символ удачи
  • Эльфено4ек Чумазикова
    Нормальненько так, хранителя домашнего очага и символ счастья в суп или на шапку((Тануки — символ удачи
  • Искандер Алиев
    эти ваши фейковые дифирамбы не имеют отношения к теме.Опровергнута причина исчезновения неандертальцев

Петроглифы Сахары

...На вершине одной из скал северного обрывистого берега вади Махтандуш мы обнаружили двухметровые гравюры танцующих на задних лапах существ с глубоко посаженными глазами, острыми ушами, хвостами и полоской шерсти вдоль хребта. Кто это? Выделывающие танцевальные па кошки? Вставшие на дыбы козлы? В то же время в фигурах есть и что-то человекоподобное.
Проводники настоятельно утверждали, что это — джинны.
..


Значимость открытия в Северной Африке наскальной живописи трудно переоценить. При весьма скудных археологических находках петроглифы стали главным источником знаний о природе и населении Сахары в период не только палеолита и неолита, но и античности.


Тогда греческие и римские авторы располагали сведениями лишь о гарамантах, а всю остальную Великую пустыню описывали как абсолютно необитаемую зону. Без наскальных рисунков, обнаруженных в начале тридцатых годов ХХ века, в наших знаниях о прошлом Северной Африки зиял бы невосполнимый пробел. Росписи проясняют и вопросы об общем культурном наследии народов Средиземноморья, о формировании древнеегипетской цивилизации и загадочной Гарамантиде.

Древние изображения охотников с масками на голове впервые были обнаружены в Феззане в 1850 году немецким путешественником Г. Бартом. Особого внимания тогда это не привлекло. А вот открытие в 1933 году в Тассили-Аджере (Алжир) и в примыкающем к нему Акакусе двух естественных музеев доисторического искусства под открытым небом оказалось настоящей сенсацией.
Героями этих событий стали лейтенант Иностранного легиона Бренан и немецкий путешественник Л. Фробениус. И тому и другому сначала показалось, что они видят сон. Их взору предстали находящиеся на скалах и в пещерах сотни петроглифов — словно перенесённые из музея миниатюры, наскоро сделанные наброски, гравюры гигантских размеров, панно с изображением сцен повседневной жизни, охоты, праздников. Наиболее удивительными казались рисунки животных, обитавших в этих местах за тысячи лет до того, как Сахара стала пустыней.

В том же 1933 году итальянский учёный П. Грациози начал в Феззане систематические исследования петроглифов — этих дошедших до нас из тьмы тысячелетий посланий людей, когда-то населявших Северную Африку.

Два наиболее известных в Ливии «музея» петроглифов (я их посетил относительно недавно) расположены на границе с Алжи-ром — это примыкающий к Тассили горный массив Акакус и вади Мах-тандуш (вади — временный пересыхающий водоток, долина в пустыне). Кстати, гравюры последнего относятся к числу наиболее ценных в мире.

Самые древние рисунки и гравюры появились в «эпоху охотников». С удивительным мастерством на них изображены хищники — львы, пантеры, дикие кошки или животные, которым для жизни требовалось много воды, — слоны, носороги, крокодилы. Странно видеть их сегодня посреди выжженного солнцем мёртвого мира пустыни. Поражает реалистичность рисунков. Многие животные так живо изображены в движении, в беге, что кажется ещё немного — и они сорвутся со скал и умчатся вдаль.

На одной из фресок в Акакусе древний художник запечатлел разгневанного слона: уши растопырены, бивни выставлены, хобот вытянут вперёд. Напротив него — носорог, замерший в боевой стойке и в то же время пребывающий в нерешительности: он явно опасается противника. В вади Махтандуш очень живописно выглядит крадущаяся по равнине и уже приготовившаяся к нападению стая львов. Встречаются и изображения людей с копьями, дубинами, сетями в руках.

Климат Центральной Сахары тогда был похож на современный экваториальный. Посреди зелёных равнин высились покрытые лесами горы, пальмовые рощи соседствовали с лесистыми долинами, по которым текли полноводные реки. Сейчас, находясь в Акакусе, путешественники продвигаются по покрытому песком древнему руслу высохшей реки, его окружают безжизненные чёрные горы. Местами русло сужается, образуя ущелья, с обеих сторон возвышаются отвесные стены высотой 80—100 метров. В скалах попадаются таинственные гроты с природными колоннами, напоминающие древние языческие храмы. По берегам реки и впадавших в неё притоков, вблизи пещер, в которых жил и первобытные люди, и сгруппированы петроглифы, в основном фрески, хотя встречаются и процарапанные рисунки — гравюры.



Вади Махтандуш лежит посреди покрытых чёрными камнями мёртвых равнин, которые на севере уходят за горизонт, а на юге упираются в находящиеся в 60 километрах песчаные горы эрга Мурзук (эрг — зона барханов). По жёлтому, лишённому воды руслу разбросаны склонившиеся к небольшим озеркам — гельтам оливковые деревья, акации, кусты верблюжьей колючки. Здесь также когда-то текла полноводная река. От подножья до верхней кромки скал северного берега, отвесного, как будто сложенного из гигантских блоков, непрерывной полосой на протяжении 60 километров тянутся крупные, а порой и огромные гравюры. Изредка попадаются отдельно стоящие стелообразные камни, покрытые загадочными орнаментами.



Наскальные рисунки хорошо сохранились, и объясняется это не только тем, что большинство из них защищено нависающими скальными козырьками, но и тем, что они выполнены красками, изготовленными из «красящего камня» (его показывали нам проводники, прочерчивая им по скалам несколько линий). Такие камни прежде растирали в порошок и смешивали с вяжущим веществом. Самые древние рисунки одноцветные, затем появляются двухцветные, в которых использовались в основном красная охра и белая краска. На некоторых петроглифах они уже сочетаются с голубовато-серым тоном.


На более поздних рисунках преобладают животные саванны. Дело в том, что за 10 тысяч лет до н.э. климат начал постепенно меняться, становясь более засушливым. По-прежнему ещё много изображений слонов, но с ними уже соседствуют жирафы, антилопы, страусы. Встречается и домашний скот, главным образом буйволы с выставленными вперёд загнутыми рогами, готовые отразить нападение хищников.

Немало изображений людей, в основном охотников, хотя попадаются и пастухи. Петроглифы необычайно живописны. На одной «картине» в Акакусе можно увидеть выразительные фигурки людей с изящными телами и круглыми головами. Они преследуют дичь, стреляя на бегу из луков. Один из них истратил все стрелы, но продолжает бежать вместе с остальными. А вот ещё одна сцена: охотники окружили стадо муфлонов и целятся в них из луков, в то время как собаки преследуют убегающих животных. Запомнилась и гравюра в вади Махтандуш — маленькие человечки нападают на огромного слона. Привлекают внимание фрески с людьми, которые охотятся на бегемотов, стоя в пирогах, похожих на древнеегипетские лодки.

На одной из гравюр в вади Махтандуш изображён человек, сидящий верхом на... жирафе. Что это может означать? Возможно, первобытные люди пытались приручать жирафов, но это им не удалось? Или всё-таки некоторых приручили, как в Древнем Египте приручили гепардов?

Любопытно: у многих охотников надо лбом возвышаются головы зверей. По словам проводников, так они маскировались, пытаясь максимально приблизиться к преследуемым животным. Встречаются и изображения колдунов — с надетой на макушку головой зверя и приделанным сзади хвостом они исполняют магический танец. Такого рода обряды, сопровождавшиеся, возможно, нанесением ударов по изображениям зверей, предшествовали каждой крупной охоте и были призваны гарантировать удачу.



Успех охоты, особенно на крупных зверей — слонов, носорогов, предопределялся согласованностью действий участников, точным следованием заранее выработанному плану, беспрекословным подчинением приказам вождя.

Проводившиеся в Акакусе археологические раскопки позволили, несмотря на скудость находок, выявить три группы каменных орудий для охоты и труда. К первой из них относятся кремнёвые наконечники стрел, крупные ядра, каменные топоры, пластины для метания в диких животных (либо служившие инструментами для снятия шкур). Вторая группа — гарпуны и крючки для рыбной ловли. К третьей относятся орудия для дробления зерна, получаемого от сбора дикорастущих злаков, а возможно, уже и от культивируемых растений. Отсюда вывод: население Сахары занималось не только охотой, но и рыболовством и земледелием.



Охотники принадлежали к негроидной расе, проводники их называют «чёрными эфиопами». По строению тела они похожи на низкорослых бушменов. Упоминавший об этой расе «отец истории» Геродот писал, что «пещерные эфиопы являются самыми быстрыми бегунами из всех людей, о которых мы только слышали».

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх