Последние комментарии

  • Андрей Шеин
    а как хочется. что бы после физ. смерти ещё что то было. но я не верю. после смерти ни чего нет. и да же религии прид...Единая душа всего живого
  • юрий дудолкин
    Во всей Вселенной нет косной материи, в ней всё живо, только эта жизнь в разных объектах протекает по-особому во врем...Единая душа всего живого
  • МАРИ НА Гречихина
    Вот -бы таким образом отвадить всех игроков,пьяниц ,наркомановВстречи с непознанным. Тёща мечет молнии

Завещание человека, которого не было

Личность Шекспира окружает плотная завеса тайны. В его биографии слишком много нестыковок, тёмных мест и белых пятен, которые даже заставляют подозревать, что никакого Шекспира на самом деле не было. Просто поразительно, что не существует ни достоверных прижизненных портретов великого английского драматурга, ни как таковых воспоминаний и откликов современников и, что особенно удивительно и одновременно весьма подозрительно, – не сохранилось даже оригинальных рукописей его гениальных творений!

Зато осталось завещание, которое лишь подлило масла в огонь, потому что после прочтения оного складывается впечатление, что если его и писал Шекспир, то совсем не тот, кто был автором «Отелло» и «Макбета».

Дело ясное, что дело тёмное

Что нам известно о таинственном Уильяме Шекспире? Согласно церковным записям, он родился 3 апреля 1564 года в Стратфорде. Его мать была дочерью фермера, а отец – торговцем шерстью, избранным впоследствии мэром Стратфорда.

В 1582 году Шекспир женился на местной даме по имени Энн Хэтэвей, которая была старше его на целых восемь лет. У них родилось трое детей. Однако уже в 1592 году Шекспир своё семейство покидает и перебирается в Лондон, где становится актёром известного королевского театра «Глобус». Через семь лет – он уже владелец «Глобуса», а ещё три года спустя – один из хозяев «Королевской труппы Джеймса I». В 1608 году Шекспир становится совладельцем Доминиканского театра.

Дела его шли настолько хорошо, что он смог приобрести себе дворянский титул и обзавестись уютным домиком в родном Стратфорде, хотя туда вроде бы возвращаться не собирался. И тем не менее некие загадочные обстоятельства заставили его уехать на родину, где он и скончался в 1616 году в возрасте 52 лет.

И это, собственно, всё, что нам могут сообщить биографы великого драматурга. Если бы тут не говорилось о великом Шекспире, то можно было подумать, что речь идёт о вполне заурядном человеке, не обладавшем большими талантами и высокими помыслами. Родился-женился-обогатился-умер – вот и вся схема жизни.

Но в шекспировском деле столь обыкновенная биография вызывает недоумение. Ибо человек, который только и сделал, что «родился-женился-обогатился-умер», никак не мог взбудоражить умы и заворожить сердца литературными шедеврами, чья страстная художественная мощь не утратила своей привлекательности и поныне. Ну а завещание, едва ли не единственная рукопись, оставшаяся после Уильяма, лишь добавляет тьмы к «шекспировскому вопросу».

Со знаком «минус»

О том, что Уильям Шекспир составил завещание, стало известно лишь в XVIII веке. Данный документ в 1747 году обнаружил некий человек по имени Джозеф Грин, занимавшийся разбором бумаг в Стратфорде, родном городе драматурга. К тому времени посмертная слава Шекспира уже превратила его в легенду, и, понятное дело, столь редчайшая находка могла стать настоящей сенсацией. Она и стала. Только сенсацией со знаком «минус». Чего-чего, а такого завещания от великого Шекспира Джозеф Грин не ожидал, да и все остальные тоже…

Шекспир скончался 23 апреля 1616 года. Своё завещание он написал в январе того же года, а 25 марта, то есть за месяц до своей смерти, внёс в него дополнительные коррективы. Документ уникален тем, что в нём есть три подписи самого Шекспира (вместе с ними их сохранилось всего шесть). Однако само завещание писалось не собственноручно Шекспиром, а записывалось нотариусом под диктовку.

Известно также, что перед смертью Уильям был сильно болен. Данный факт позволяет некоторым исследователям предполагать, что именно тяжёлая болезнь породила столь странный документ, который мог бы написать кто угодно, но только не великий Шекспир.

Во имя Бога, аминь

Написанное на трёх листах завещание представляет собой последнюю волю господина Шекспира: «Во имя Бога, аминь. Я, Уильям Шакспер… благодарение Богу в полном здравии и полной памяти совершаю и предписываю эту мою последнюю волю…»

Последней волей человека, чей гений создал Гамлета и Офелию, Отелло и Дездемону, Ромео и Джульетту, была забота о… вилках-ложках, домашней утвари, процентах, денежных суммах на несколько поколений вперёд, а также о «второй по качеству кровати» для своей супруги.

Вот выдержка из текста завещания:

«Дочери моей Джудит 150 фунтов стерлингов законной английской монетой, которые должны быть ей выплачены следующим образом и в следующей форме: то есть 100 фунтов стерлингов в уплату её брачной доли в течение одного года после моей смерти с процентами в размере двух шиллингов на фунт стерлингов, которые должны выплачиваться до тех пор, пока упомянутые 100 фунтов стерлингов не будут ей выплачены после моей смерти. Остальные 50 фунтов стерлингов должны быть выплачены ей после того, как она выдаст или даст такое достаточное обеспечение, какое душеприказчики сего моего завещания пожелают, что она сдаст или подарит всё её имущество и все права, которые перейдут к ней по наследству или поступят в её пользу после моей смерти или которые она имеет теперь на один арендный участок с принадлежностями, лежащий и находящийся в Стратфорде на поименованном Эйвоне, в вышеназванном графстве Уорик, участок, который является долею или владением поместья Роуингтон, моей дочери Сьюзен Холл и её наследникам навсегда…»

«Что тут такого?» – спросите вы. Человек перед смертью беспокоится о близких. Да, конечно. Но этот человек – Шекспир. И в своём завещании он ни разу (!) не упоминает о судьбе своих произведений, ни о книгах, которые обязательно должны были быть в его библиотеке и которые сами по себе – целое состояние.

Зато бросается в глаза «поразительное духовное и интеллектуальное убожество завещателя. Посмотрите, как он пытается из гроба управлять своими фунтами и шиллингами – до седьмого законного наследника своей дочери и наследников этих законных наследников; как даёт дочери Джудит только заранее определённые проценты с капитала, а сам «капитал» велит поместить для большей выгоды её наследников (неведомых ему!)», – пишет в своём исследовании И. Гилилов. И этот мелочный делец – великий Шекспир?

Нет повести печальнее на свете…

Отсутствие в шекспировском завещании упоминания о книгах очень тревожит исследователей. Не может такого быть, чтобы у человека, который ввёл в оборот английского языка 3200 новых слов и который обладал потрясающим лексиконом в 20–25 тысяч слов (например, словарный запас Фрэнсиса Бэкона, одного из самых образованнейших современников Шекспира, не превышал 9–10 тысяч), не имелось книг. Причём совсем никаких.

Кроме того, судя по текстам пьес, Шекспир прекрасно знал несколько языков: французский, латынь, итальянский, греческий, а также имел весьма обширные познания в древней истории и истории Англии в частности, был знаком с тогдашней географией, особенно Италии, знал многие знатные родословные, придворный этикет, был в курсе нюансов быта самых высокопоставленных аристократических кругов. Откуда же тогда он эти знания мог получить, если книгами, основными источниками знаний, не владел?

Даже если исходить из предположения, что завещание писал «тот самый Шекспир», то при столь мелочном распределении имущества, когда завещатель трясся над каждым пенсом и каждой ложкой, книги, имевшие в то время существенную ценность, обязательно должны были быть упомянуты. Если бы они имелись…

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх